Category: медицина

Мазай с водкой

Итоги "Добрянского дела". Никто не виноват и дело закрыто.

Правовой беспредел в Добрянке продолжается. Прокуратура опять закрыла наше уголовное дело.

Напомню - наш сын, Харин Миша был смертельно травмирован в ходе плановой операции кесарева сечения. Врач умудрился нанести в ходе "бережного извлечения" ребёнка из разреза травму, не совместимую с жизнью, более того - травму которую ни один врач до этого не смог нанести. Травму, не характерную для операции касерева сечения. Травму, не оставляющую ребёнку ни одного шанса на спасение.

25 августа 2009 года Добрянская прокуратура вновь, уже во второй раз, вынесла отказ в возбуждении уголовного дела. На основании судебной экспертизы. Экспертизу делали три месяца с лишним, ждали пока утихнет скандал.

Экспертиза производит двойственное и странное впечатление. С одной стороны - да все факты документированы и подтвердились (отсутствие ИВЛ, тяжелейшая травма у ребёнка, поздно поставленный диагноз и т.д.), с другой стороны - никто в этом не виноват. Ну и, разумеется, очередная порция подчисток, приписок и вранья, вплоть до откровенного подлога документов. Например - внезапно обнаружилось что Таня в 12 недель беременности переболела двусторонним(!) гнойным(!) отитом. О как! Ни в обменной карте, ни в истории болезни этих данных нет, просто потому что это враньё. Тем не менее этот диагноз фигурирует на полном серьёзе в экспертизе. Милые мои, вы там совсем страх потеряли? Спасибо хоть ни бубонную чуму нам нарисовали.

Там ещё много чудесного и неожиданного.
Публикую экспертизу, с Таниными и моими комментариями, под катом.

 

Collapse )

 

Короче - вина врачей очевидна даже неспециалисту, практически во всех пунктам. Как по данным первой экспертизы, так и по данным второй. При этом никто не виноват и дело закрыто прокуратурой.
И напоследок. Врач Владимирова вернулась к работе, ведёт дневной стационар. Пока не оперирует, но скоро снова начнёт, не сомневайтесь.
По итогам четырехмесячного кошмара - никто не наказан. Дело закрыто. Женщины рожают и с истинным сахарным диабетом (у Тани, напомню, временный, ограниченный течением беременности) и дети живут, почему? Потому что не диабет определяет их жизнь или смерть, а медицина. Миша тоже жил бы, если бы не травма и остальное...

Таня и Алексей

Копия постановления, doc файлом (169 кило)
Копия постановления в сканах (13,7 метров)

Связаться с нами можно:
ICQ 484347772
aleksko@yandex.ru

Мазай с водкой

Медикам. Про «обратную связь».

Начну, пожалуй, издалека.
Когда я сажусь за руль – я твёрдо знаю, что я могу себе за рулём позволить, а что нет. Насколько я могу рисковать, и чем мне этот риск грозит. Небольшое нарушение – штраф. Более серьёзное – прощайте права, привет общественный транспорт. Чья-то смерть или увечье – сяду в тюрьму. Несмотря на пятнадцать лет водительского стажа и прочие заслуги. А знаете почему? А потому что реализована система ответственности за свои действия на дороге. В виде правил дорожного движения и контролирующего органа - ГИБДД.
Я конечно признаю, что ни первое, ни второе – далеко не совершенны. И правила то давно устарели, и гаишники то взятки берут, всё не здОрово. Но система работает, это невозможно отрицать. Никто, в здравом уме, не согласится отменить правила и упразднить гаишников – ибо в тот же день, или буквально на следующий, на дороге воцарит хаос и смертоубийство.

Вот вы кричите – «не травите врачей». Скажите – когда гаишник вас штрафует или лишает прав – он вас «травит»? Вовсе нет. Он реализует вашу персональную ответственность перед остальными участниками движения и обществом – за халатность, за необоснованный риск, за преступное легкомыслие и раздолбайство наконец. Наперёд - лишний раз подумаете - нарушать или нет, и, скорее всего, не нарушите. А теперь ближе к врачам.

Уважаемые врачи, вы живёте в совковой, уродливой системе, полностью избавившей вас от ответственности за свои действия. Нет ни правил. Ни надзорного органа. Никакой «обратной связи» с пациентом вообще. Только мнение коллег. Вы скажете – «как можно сравнивать святую профессию врача с какими-то там водителями». Можно. Есть люди, которые ежедневно несут ответственность за тысячи жизней своих пассажиров, так же как и я - за себя и своих пассажиров. И есть миллионы водителей. И любой водитель маршрутки – знает что «можно», и что «нельзя». И любой пассажир знает – куда обратиться, если его «не так довезли». И водителю не приходит в голову вымогать у пассажира лишние деньги. Почему-то. И пассажир не проверяет техническое состояние машины перед тем как в неё сесть. Как ни странно. Ибо есть кому. Нести ответственность и её реализовывать. Всё просто.

Если бы на дороге было как у вас, в медицине? Угробил «газелист», например, - вашего папу (или маму). Приехали коллеги «газелисты». Постояли вокруг трупа и выдали вердикт – пассажир сам виноват. Не убедился в том, что водитель трезв, не удостоверился, что газель исправна, сам сел, никто за уши не тянул, мог в такси сесть, права у газелиста не проверил, заплатил как все а не больше, на ходу не выпрыгнул, когда понял что что-то не так, да и вообще, мутный какой то пассажир, подозрительный. «А вы знаете, как Рафшанчику тяжело, ни пописать, ни пообедать на работе не может, вас таких много, а он один?», «А вы знаете что газель старая и он сам её чинит?», «А вы знает сколько ему платят и сколько он права и лицензию получал?», «А вы знаете, как он переживает, даже кюшать не может?» и.т.д. Короче – сам виноват пассажир, как не крути. Газелиста пожурить и отпустить обратно на дорогу. Дело закрыть. Знакомая картина?
Вот она, ваша уродливая медицинская система «без ответственности». Хотите в ней жить на дороге? Или только на работе? Или лучше - по правилам и по закону? Вот то-то…

Какой может быть система «обратной связи» в медицине – придумать не сложно, было бы желание.
Пусть это будет бальная система. Набрал определённое количество штрафных баллов от пациентов – прощай работа врача, здравствуй работа санитара.
Пусть это будет независимый экспертный орган, как предлагает msado. Который разбирает врачебные ошибки и сам реализует весь спектр ответственности, от выговора до тюрьмы, от административной до уголовной.
Пусть это будет просто лицензия врача, получить которую очень сложно, а потерять – очень просто. Или страховка. Пусть будет хоть что-то…
Не будет. Вариантов можно придумать сотни. Но все они были и останутся лишь «вариантами». Потому что государство реализовать их не хочет, да и не может, против вашей, медицинской воли. А вы, медики, не хотите, в этом лично я уже убедился, без ответственности жить проще и приятнее. Привыкли «гонять по встречке, без прав, за 200», и отвыкать не собираетесь, «без того работа нервная».

И напоследок. Дело вовсе не в кровожадности моей и остальных пациентов. Просто люди полностью беззащитны перед вашей халатностью или непрофессионализмом. Они очень жить хотят, поймите. Только в моей небольшой семье – это уже вторая «врачебная смерть». И практически в каждой семье - тоже самое. Всё очень серьезно, проблема зрела десятилетиями. Если медики, до сих пор, не готовы нести ответственность за себя и своих коллег - общество начинает защищать себя и своих близких самостоятельно. Чем дальше – тем больше. Во всё более и более уродливых формах. Начиная от самолечения и заканчивая самосудом, который вас так напугал. И это ни обществу, ни вам, врачам, на благо не пойдёт. Именно вы – медики, заинтересованы, кровно, в расследовании подобных инцидентов, как наш. Самые адекватные из медиков – это прекрасно понимают, остальным ещё предстоит ощутить на себе. Благодаря вашему неразумному и недальновидному стремлению «замять» и «не травить», превратно и однобоко понимаемой «корпоративной солидарности» - всё меньше и меньше людей, оказавшись в нашей ситуации будут пытаться идти «по закону», как мы. Этого вы хотели? Этого вы добились.

Лично я, для себя, всё уже давно осознал и решил. С этим разом всё понятно – доведём до конца. На следующий - лучше подготовимся и проверим всё что можно, само собой. Но этого мало. Лично я - сделаю так, что бы врач очень чётко, каждой клеточкой, каждым нервом, до спинного мозга, до мозжечка - ощутил прямую, быструю и очень недвусмысленную, ответственность за жизнь моих близких.

Ну и совсем напоследок ссылка  на пост [info]msado  , с которым я согласен на 200%

PS

Выношу из каментов, отвечаю сразу всем медикам.

Да, я считаю что медицинская профессия ничем принципиально не отличается от других профессий. Сотни профессий связаны со здоровьем и жизнью людей. Просто так сложилось – что люди доверяют вам, медикам, свою жизнь. И вы решаете – когда, кто и сколько проживёт. Это власть. А абсолютная власть развращает абсолютно. И у любого, даже самого адекватного человека может возникнуть уверенность в богоизбранности и особенности своей профессии, вера в себя любимого – как мерило вселенской справедливости, просто как защитная реакция. Отсюда все эти аргументы на тему «не смейте сравнивать нас с кем то», нас де умом не понять, аршином то не измерить, не хотите слепо верить – к Малахову. Люди сами доверяют вам, медикам свою жизнь. В этом их слабость. И ваше преимущество. Но те же люди имеют право спросить с вас – как вы распорядились их здоровьем. А вот как раз в этом праве вы им отказываете, возвращаясь к «избранности», «сложности» и прочим трудностям своей профессии.

Да, я по прежнему считаю, что каждая смерть должна быть а) расследована б) определена степень вины в) виновные понести ответственность. Вне зависимости от профессии. И «круговая порука» здесь преступна, так же как в любой другой сфере. Наш случай – лучшее тому подтверждение, несмотря на все усилия и инстанции, даже честно закончить пункт а) не получилось, и не получится, это очевидно.

Даже суд, даже убийцу-маньяка – не может лишить жизни. Вы – можете. Без апелляций, без приговора и без ответственности. И самое важное, что вы не поняли – ответственность всё равно будет, уродливая, русская, дикая, но будет. Жаль что поймёте вы это слишком поздно. Про это был пост.


Мазай с водкой

По заявлению губернатора Чиркунова. Кто же прав?

Пришло время обозначить свою позицию по заявлению Олега Анатольевича Чиркунова, губернатора Пермского края опубликованому здесь.
Все точки на i расставлены? Давайте посмотрим внимательно. Первую свою, к сожалению, довольно эмоциональную реакцию, я уже опубликовал, теперь пришло время более детального разбора. По пунктам.

Некоторое время назад в интернете была размещена информация о факте смерти новорожденного. http://dead-mazay.livejournal.com/29377.html
Данный факт действительно имел место в Добрянской центральной районной больнице и по нему проведена квалифицированная комиссионная медицинская экспертиза. Вчера министр здравоохранения края ознакомил мать ребенка с выводами комиссии.

И сразу – неправда. Ни меня, ни Татьяну с выводами комиссии никто не знакомил. Да, действительно 8 июня Таня встречалась с министром, однако встреча свелась к банальному разговору «по душам». Никаких документов в ходе встречи даже показано не было, не говоря уж о том, что бы получить их на руки. Если бы были – мы бы их тут же опубликовали, разумеется. Опубликовать, ознакомить общественность и СМИ с данными комиссии сам губернатор отказывается, ссылаясь на врачебную тайну, несмотря на то, что с Тани официально была взята «подписка о разглашении» и более того, мы как родители, на этом разглашении настаивали и продолжаем настаивать, со своей стороны мы уже разгласили всё что могли. Более того – сомневаюсь, что комиссия вообще существовала, в привычном понимании. За столь малый срок (несколько дней после скандала) организовать и провести её фактически невозможно. Та же прокуратура на аналогичную экспертизу просит месяц или два , страховая компания готовила экспертизу месяц а тут пара дней - и заключение готово. Кто входил в состав комиссии? С какими документами они знакомились? С кем беседовали? К каким выводам пришли? Тайна. В итоге – до публикации данных «комиссии» - считаем эту часть заявления… мягко говоря – сомнительной.

Я не могу здесь приводить точные данные и не претендую на их полноту. Скорее, самая общая информация.
Согласно представленных мне документов, основная ошибка , которая повлекла все дальнейшие события, заключается в том, что в этой больнице не должны делать операцию такого уровня сложности. Необходимо было направить пациентку в краевую больницу. Свое решение руководство больницы объясняет настоятельным желанием пациентки рожать именно в этом лечебном заведении и именно у этого врача, так как именно у нее полтора года назад пациентка рожала своего первого ребенка.

Набор туманных фраз «можно предположить», «вероятно», «скорее всего» и опять неправда. Например, вот здесь , и вот здесь руководство больницы признаёт, что пытались перевести Таню в Пермь, но в краевой больнице не было мест. Что же имело место на самом деле – «настоятельное желание пациентки» или «нет мест в краевой больнице»? Смотрите сами. Если бы имело место банальное «нежелание» – наверняка остался бы официальный отказ от перевода – давайте его опубликуем эту бумагу, что может быть проще? Документа нет – просто потому, что отказа не было. Более того – не дана оценка тому – как именно руководство больницы прореагировало на «отсутствие мест» и ситуацию. А именно – никак. «Перевести не можем, авось родит как-нибудь». Несмотря на, как выяснилось, «высокий риск». Достаточно было просто проинформировать нас о риске – мы бы оперативно нашли место, где можно безопасно родить. Этого тоже сделано не было, и оценки данных действий, вернее бездействия, в заявлении нет.
Можно предположить, что такое желание пациентки было связано еще и с тем, что ее мать проработала в данной больнице акушером-гинекологом более 25 лет и, наверное, по этой причине место воспринималось пациенткой, как наиболее желательное.
На мой взгляд – довольно неуклюжая попытка переложить «с больной головы на здоровую». Мать Тани – пенсионерка. Работала в женской консультации до пенсии. Никакого права вмешиваться, а уж тем более руководить лечебным процессом и роковой операцией – не могла и не имела права.

Не моя задача сейчас приводить данные экспертизы, но со слов министра могу сказать , что изначально данные роды были отнесены к проблемным. По совокупности факторов перинатального риска пациентка была отнесена к группе высокого риска.
Вероятно, медперсонал не смог справиться со столь сложной ситуацией. Информация об отсутствии в добрянском роддоме необходимого оборудования, в частности, аппаратов искусственного дыхания, не соответствует действительности. В данном медицинском учреждении имелось в наличии семь современных аппаратов искусственного дыхания, и их использование или не использование связано лишь с решением и квалификацией медицинского персонала.

Про «семь ИВЛ» даже комментировать не буду, настолько очевидно. К тому же Олег Анатольевич сам позже исправился, однако только в комментариях, которые не все читают. Вот здесь например Марфин (главврач) официально заявляет, что ИВЛ был всего один. Мне кажется после этого - тема исчерпана. Оценки правомерности выхода на плановую операцию без ИВЛ – к сожалению как небыло, так и нет.
Не соответствует действительности и тот факт, что прибывшая скорая не была оборудована аналогичными приборами искусственного дыхания. Экспертами не ставятся под сомнение все действия врача-реаниматолога, прибывшего с бригадой скорой помощи. Именно им было принято решение о немедленной транспортировке ребенка, несмотря на то, что вызван он был для транспортировки другого ребенка. Эксперты не ставят под сомнение и действия врачей областной клинической больницы.

Да, в реанимобиле ИВЛ был. Данные опубликованы мной здесь и здесь. К бригаде реанимобиля и врачам краевой больницы у нас нет претензий. Там же видно – транспортировка в Пермь не имела особого смысла, так как фактически к тому моменту ребенок был уже мёртв, благодаря несовместимой с жизнью травме, нанесённой, в ходе плановой операции.
NB: Отсутствие в заявлении самого факта травмы, хотя бы намёка на оценку этого факта, его последствий – понимаю как молчаливое одобрение со стороны руководства и признание того, что случившееся считается нормой, происходило, и будет происходить на территории края.
Печальная статистика детских смертей в Добрянском роддоме это, увы, подтверждает.

После происшествия врач, проводивший операцию, был отстранен от дальнейшей работы и в ближайшее время ей предстоит пройти квалификационную комиссию.
Да, отстранён, пройдёт квалификационную комиссию и скоро опять выйдет на работу. Например, по имеющейся у нас сегодня информации - в 2008 году, в том же роддоме, та же группа врачей, вместе с зав. отделением, уже отстранялась от работы, снималась категория. Квалификацию прошли, снова к работе приступили, в итоге – очередной труп ребёнка. Нашего ребёнка. Почему-то не сомневаюсь, что «квалификация» пройдет гладко и на этот раз.
Что касается возможности усыновления или патронатного воспитания детей, то данный вопрос проверен министерством социального развития края. По всей вероятности, сотрудники опеки имели все основания отказать заявительнице, так как она не имеет достаточного уровня доходов, достаточной жилой площади, а что более важно, согласно документам, она одна воспитывает ребенка в возрасте полутора лет. Никакой информации о наличии у заявительницы супруга, в том числе и гражданского, располагающего каким-либо материальным достатком, в органы опеки и попечительства представлено не было.

Откровенная ложь минсоцразвития. Справка о жилье и доходах предоставлена (около 200 тысяч в год у Тани, несмотря на декрет). Вся информация «о наличии у заявительницы супруга» была предоставлена тоже. Публикую копии предоставленных мной документов, (заявление и документы на первый и второй объекты недвижимости, находящихся в собственности, которые я предоставил по требованию опеки). Вот здесь – запись электронной почты, подтверждающая факт и дату отправки. При желании – можно взять логи провайдера. Те же документы, в тот же день, были отправлены факсом и почтой, чему есть свидетели. Более того – и в опеку мы ходил первые дни вдвоём с Таней (чему так же есть многочисленные свидетели), так что «не видеть» и «не знать» меня тётушки просто не могли. Про «одна воспитывает ребёнка» - тоже откровенная ложь, Арсений усыновлен мною сразу же после рождения, носит мою фамилию, проживает со мной - не увидеть этого даже по документам - ну никак нельзя.
Это - что касается документов.
Что касается человеческой стороны вопроса - я могу понять отказ в опеке. Пусть формальный, надуманный, но пусть, отказ так отказ. Я не могу понять – как можно на протяжении полутора месяцев ежедневно(!) издеваться над и так убитой горем женщиной – «нет, ничего не скажем, ни «да», ни «нет», ждите, не мешайте пить чай, приходите завтра». Для принятия решения по уже имеющимся документам – достаточно пары дней, а не месяцев. Оценки этих действий (или бездействия) органов опеки в заявлении тоже нет.

Так выглядит информация, если по ней судить строго по документам. Допускаю, что в жизни что-то может быть не так. И мы готовы перепроверять информацию столько раз, сколько понадобится.
Что же имеем в итоге. На мой взгляд – формальная, равнодушная отписка министерства. Проверить достоверность которой, губернатор, конечно не мог. Но, к сожалению, огласил. На мой взгляд – так «подставить» своего начальника со стороны министерства здравоохранения и министерства соц. развития – характерный показатель отношения и к ситуации, к расследованию подобных инцидентов и отношения к службе вообще.

Олег Анатольевич, я надеюсь, у Вас по-прежнему осталась воля и желание разобраться в ситуации, пусть и вопреки воле своих подчинённых. Готовы ли Вы, «перепроверить информацию столько раз, сколько понадобится», как и обещали?

Мазай с водкой

Как и обещал - данные экспертизы.

Благодаря вниманию СМИ и давлению краевой администрации заржавевшие колёсики огромного механизма, начали, наконец, крутиться, и мы начали получать первые документы и первые официальные комментарии ответственных лиц. Закрытые двери - открываются, секретные документы - сами попадают нам в руки, молчавшие люди - начинают хотеть встретиться и пообщаться.

Страховая
В субботу, 6 июня (через три дня после публикации первого поста) мы получили, по почте, следующий документ. Официальное письмо страховой компании. Скан прилагаю, для тех кому лень читать с листа, цитирую:

«Уважаемая Татьяна Сергеевна!
Специалисты страховой компании «Урал-Аил-Мед» закончили работу с Вашим заявлением.

Проведена экспертиза качества медициноской помощи, оказанной Вам в женской консультации и родильном отделении Добьрянской центральной районной больницы. В работе приняла участие внештатный эксперт, врач акушер-гинеколог высшей квалификационной категории, доцент Пермской государственной медицинской академии.
В ходе проведения экспертизы выявлены дефекты лечебно-диагностического процесса в период Вашего пребывания в родильном отделении.
По заключению эксперта в родильном отделении Вам была оказана медицинская помощь ненадлежащего качества.
По результатам экспертизы администрации Добрянской ЦРБ предьявлена финансовая претензия согласно «Положению о вневедомственном контроле качества медицинской помощи в системе ОМС на территории Пермского края» от 26.02.07 г.

По рекомендации экспертов, для врачей женской консультации и родилного дома будут организованы и проведены тематические семинары по выявленным нарушениям.

Специалисты страховой компании предоставят Вам возможность детально ознакомиться с заключением внештатных экспертов по адресу....
Для возмещения материального и морального ущерба Вы можете обратиться в суд. В судебном разбирательстве ООО «СК «Урал-Аил-Мед» может оказать вам необходимое содействие, входящее в компетенцию страховых компаний. С уважением

Генеральный директор СК «Урал-Аил-Мед» Т.А.Грехов»

Изображение из фотоальбомов E1.ru

Мне нечего добавить к письму, кроме как поблагодарить сотрудников страховой компании за содействие.

Прокуратура.
В субботу же получили сразу три уведомления в одном конверте. Первое - о том что дело закрыто 30 мая. Второе - что проведено расследование и факты не подтвердились. Третье, что уголовное дело вновь открыто. Тоже всё понятно.

Роддом
Днём ранее, в пятницу, 5 июня, Таню пригласили на разговор к администрации Добрянской ЦРБ (меня, к сожалению, ещё не было в городе, присутствовать не смог). Со слов Тани - были предельно вежливы и обходительны, долго с ней разговаривали и приносили соболезнования. Результатом разговоров стало следующее.

  1. С Тани взята расписка о том, что руководство ЦРБ имеет теперь право разглашать все диагнозы и материалы дела.
  2. Нами с них было получена ксерокопия экспертного заключения по делу. Оригинал получим, скорее всего, во вторник, в страховой. Ниже его, с разрешения Тани, публикую.

Данные независимой экспертизы
В целом заключение подтвердило нашу гипотезу. Да, в ходе плановой операции имела место тяжелейшая родовая травма, практически, не совместимая с жизнью. Все дальнейшие реанимационные мероприятия, все эти ИВЛ, реанимобили и капельницы - по большому счёту, уже не имели смысла. Если это не «свернуть голову» - то что, тогда?

Кстати, о злополучном ИВЛ. Марфин (главврач) сказал в беседе с Таней, что запасной ИВЛ, оказывается, был, просто не был настроен «реаниматолог молодой, неопытный, не смог настроить». Я уже не знаю, как этому верить и как к этому относиться. Хотя - ещё раз повторю, всё это уже было неважно.

Нет некоторых анализов - КТГ (который делали раз пять), доплер, УЗИ. Тех данных, которые говорили бы о состоянии ребёнка на момент операции. Почему-то мне кажется, что если бы они были плохие - они непременно сохранились бы в документах. Это нездОрово, ибо позволит двигать версию о том «как сильно страдал ребёнок, и о том, что то, что случилось, стало «избавлением» для него и нас». Хотя это чисто моё мнение.

Ну и собственно сам документ независимой экспертизы.

Ну и напоследок. Лично нам с Таней всё понятно. Если у кого-то остались вопросы к нам - задавайте - отвечу. Две просьбы. Первое - желательно по делу и без эмоций. Глупо отвечать на вопросы, не несущее смысловой нагрузки. Второе. Скорее всего, я уже отвечал на Ваш вопрос раньше. Не поленитесь - воспользуйтесь поиском. В последнее время чувствую себя попугаем, повторяя одно и то же.

Комментарии к этой записи скрываю, вопросы буду открывать и отвечать, желающим пофлеймить - добро пожаловать в предыдущие два поста. Следить за ними перестаю.
 

Для справки.
Гестационный сахарный диабет - это состояние непереносимости глюкозы, впервые диагностированное во время беременности и ограниченное беременностью.

Таня – не «диабетичка»! Хватит полоскать по интернетам. Это осложнение, связанное с беременностью, на операцию вышли со стабилизированным уровнем глюкозы. Сейчас тоже всё в норме.

Рожают женщины и с истинным диабетом – те которые колют инсулин годами. И ничего. При должном лечении.

 

UPD
По заявлению губернатора Чиркунова. Кто же прав?
http://dead-mazay.livejournal.com/30997.html
Мазай с водкой

В продолжение поста про Мишеньку и Добрянский роддом.

 Сутки прошли, пора выставить мини-отчёт о ситуации, и её развитии. Итак, чего мы с вами добились? 

  1. На руках у нас, по-прежнему, всего две бумажки – эпикриз Тани (выписка из больницы) и свидетельство о смерти Миши. Слава богу – у нас осталась обменная карта екатеринбургской гинекологии, где всю беременность наблюдалась Таня и с помощью которой можно доказать, что беременность вовсе не была проблемной, до приезда в Добрянку.
  2. Ни из роддома, ни из опеки с нами никто не пытался связаться, наоборот ушли в глухую оборону. Но забегали, засуетились, потому что:
  3. Губернатор Пермского края Чиркунов О.А. поручил министру здравоохранения Зубарему Ю.А. разобраться в ситуации. Почему-то нам кажется, что Олег Анатольевич сможет оперативно и грамотно решить ситуацию. Надеемся.
  4. Следственный комитет при прокуратуре проводит проверку. Утверждают, что понадобится для этого ещё месяц, третий (роддом через дорогу, милые, не поленитесь, все документы там, люди там же). Нас эти сроки категорически не устраивают, повторюсь, все необходимые документы уже в роддоме, и чем дальше – тем больше вероятность что они «изменятся» или «потеряются». Особенно учитывая то, что:
  5. На следующей неделе выйдет несколько репортажей и передач на трёх федеральных телеканалах. В Добрянку уже едет целый десант «деятелей телевизионных искусств», более того:
  6. На следующей же неделе будет серия публикаций в московских, и не очень, крупных газетах, информационных агентствах, радио. Даже иностранные есть. Сетевые ресурсы – уже. Намеренно не говорю, кто, где, когда, дабы не давили на журналистов, ибо:
  7. Получил сразу несколько недвусмысленных предложений из высоких кабинетов разного уровня «не разжигать», «не провоцировать толпу» (это вы, друзья, толпа, слышите?) и «успокоиться». Не успокоимся, уж извините. Хотя – от криков «врачей к стенке» правда, никому не станет лучше, делу это не помогает. Совсем. Вот например:
  8. Сформировалось альтернативное сообщество «обиженные врачи ЖЖ». Основных тем для обсуждения меня и Тани две: а) сами виноваты, б) никто не виноват. Пусть резвятся, мараться не хочу. Нам с Таней, по-прежнему, нужна не расправа, а правда. А коллективная психотерапия – даже полезно, может в следующий раз хоть на одну лишнюю секунду задумаются, что творят, и что потом будет. И то польза.

И последнее. В комментариях к первому посту– целая гекатомба мёртвых детей и сотни ещё более ужасных, чем наша историй. Я знал, что всё плохо – но настолько… Слов нет…

 

Ссылка на пост по-прежнему приветствуется. Спасибо, друзья.

Первый пост здесь: http://dead-mazay.livejournal.com/29377.html

PS. Ребята, если кому то не ответил, или не перезвонил, пожалуйста, не обижайтесь, обязательно свяжусь и отвечу всем, просто не успеваю. Не сплю уже вторые сутки...


UPD
Выношу из камментов, ибо устал повторять одно и то же.
Об отсутвии ИВЛ мы узнали уже разумеется после. 
Понять врачей, которые выходили на заведомо, как они утверждают, проблемную операцию без ИВЛ - извини не могу. Это надо не иметь головы напрочь. О рисках и об ИВЛ нас никто не предупредил, разумеется. Об операции мы знали за 12 дней до. Спешки небыло.

Ещё раз - по буквам. Нам не нужна рассправа. Мы отстаиваем свой право, знать, блин, почему погиб наш ребёнок. Мы слишком многого хотим? Просто знать. Не собирать мнения тех кто там не был. А знать, из первых и последних уст. Всё.

UPD2 Пара характерных новостей из общего фона.
1. Марфин (главврач) в интервью "Эхо-Москвы" подтвердил отсутствие свободного ИВЛ. Цитирую "Если бы ребёнок был здоров, ИВЛ вообще бы не понадобилась" Не правда ли, очень профессиональная и ответственная позиция. К Вам не приехала "скорая"? Сами виноваты, если бы вы были здоровы, "скорая" бы Вам не понадобилась
2. Прокуратура получив заявление 21 мая, вынесли отказ в возбуждении дела 30. Т.е. если бы мы не начали шуметь, всё было бы уже замято. Сейчас, разумеется, открыли. Просят ещё два месяца, видимо пока не утихнет "по всяким вашим интернетам".  Кто там кричал - "не смейте, органы разберутся, вину устанавливают они"? Уже разобрались.

UPD3. 
5 июня 09. 19.04
Хорошие новости. Буквально только что удалось выбить копию заключение независимой экспертизы страховой компании. Таня из Добрянки зачитала по телефону. В двух словах - полностью подтверждает нашу версию, опубликованную в первом посте с незначительными нюансами (например не мозжека а "чего-то-то-там мозжечка", извините, забыл термин). В понедельник обязательно выложу скан, для скептиков. Если кто-то из друзей оперативно поможет со сканером (или приличным цифровиком) и интернетом в Добрянке - опубликую раньше. Буду в аське ещё час, ибо уезжаю туда, потом буду на мобильном, кто знает.

UPD4 
8 июня 09. 11.50
Опубликовал данные экспертизы и заключение страховой. http://dead-mazay.livejournal.com/29917.html
 
 
 
UPD5
10 июня 09 18.12
Официално приношу свои извинения бригаде ренимобиля, транспортировавшего Мишу в Пермь. ИВЛ в автомобиле был. http://dead-mazay.livejournal.com/30037.html

UPD6
По заявлению губернатора Чиркунова. Кто же прав?
 
 




Мазай с водкой

Друзья мои. Мой ребёнок погиб. Мы не можем добиться от врачей - почему…

UPD3 Итоги первыйх суток и развитеие ситуации опубликованы здесь:
http://dead-mazay.livejournal.com/29674.html

UPD4 
8 июня 09. 11.50
Опубликовал данные экспертизы и заключение страховой.
http://dead-mazay.livejournal.com/29917.html

UPD5
По заявлению губернатора Чиркунова. Кто же прав?

Помогите сделать так что бы это никогда больше нет повторилось... Я устал. Мы с женой боремся уже два месяца. Мы так и не знаем точно, почему погиб наш сын, одни догадки и недомолвки. Я никогда вас не просил о помощи. Теперь прошу, первый и последний раз. Этот ад должен наконец закончиться.
Пожалуйста, загоните запись в топ.
Я всё понимаю. Но это, пожалуй, последнее, что мы ещё не пробовали.

Роддом Добрянки.
8 апреля 2009 г. У меня должен был родился сын - Миша, плановая операция, кесарево сечение. Я приехал из Екатеринбурга, где живём, - в Добрянку (Пермский край, жена рожала «на родине»). В 9.15 нам сообщили что всё ок. Ребёнок здоров, 4 670 кг, 54 см. 7 балов по шкале. Закричал, даже пописал. Я конечно ликовал. Обзвонил всех, прыгал от счастья. Мы очень ждали Мишку, он был, пожалуй, самый желанный ребёнок на свете. Около 10 часов к нам зашла детский врач, сказала что ребенка положили под купол. Но всё нормально. Потом – что перевели в реанимацию, на аппарат искусственной вентиляции лёгких. Но всё нормально и жить будет. Потом – что перевезли в реанимобиле в Пермь, всё хорошо, ребёнок доехал благополучно и завтра его наверное переведут из реанимации. Потом, под самый вечер – сказали что порок сердца. Но жить будет непременно и беспокоится не стоит..
Дак вот, к этому времени ребёнок был уже фактически мёртв. Всё это – он начала и до конца, от первого до последнего слова - ложь.
Мы собирали правду по крупицам, официально нам никто ничего так и не сказал. Одна только ложь, лицемерие, трусость, шепотки и недомолвки. Но об этом читайте дальше.

Пермская больница (КДКБ )
В шесть утра я уже ехал в Пермь. Ехал и уговаривал «Мишенька, потерпи родной, папа едет, всё будет хорошо». Молился.
Этаж реанимации. Пустой гулкий коридор, только у самых дверей играет и прыгает девочка лет четырех, рядом мама в халатике. Звонок. Открывает мужчина в белом халате. - Здраствуйте, я к Мише Харину.
- Харин умер
- Что извините?
- Харин. УМЕР.
Коридор поплыл…
Женщина хватет девочку в охапку, убегает...Такое видимо у меня было лицо.
Сесть... Некуда....
Слёз нет, ничего нет. Всё умерло.
Врач хватает меня под локоток, тащит внутрь на диванчик. Что-то рассказывает. Я потом вспомню, что он говорил. Слёзы тоже будут потом. Пока только пустота и одна мысль – «как сказать Тане»…
Он говорил, что Мишеньку привезли с тяжелейшим отёком мозга, в состоянии глубокой комы. Что они боролись за его жизнь как могли, перелили литры крови и лекарства. До двух часов ночи. Не смогли. В два часа ночи он умер.

Морг
Врач технично берёт меня опять под локоток, выводит из реанимации на лестничную клетку. Показывает в окно, через двор, на отдельно стоящее маленькое здание – «Там ваш сын. В морге». Оборачиваюсь, его уже нет. Только пустая лестница. Спускаюсь.
Опять звонок. Заспанная медсестричка. Кафельная плитка и холод. О чём то говорим с санитаром, усатым, усталым, худым дядькой.
- …Как вы его повезёте? - спрашивает он
- Незнаю…
- Может быть Вам коробку какую дать?
Коробку….Тут меня «срубает». Мишку. Моего сына. В коробке. Я медленно сползаю и давлюсь слезами, кажется даже ору сквозь зубы…
Всё, хорош, собрался. Звоню папе (мамы у меня нет). Пару раз звонит Таня, малодушно сбрасываю. Пока главное – забрать Мишу. Звоню ритуальщикам, быстро везут гроб и всё остальное. Сижу в машине, жду их, курю наконец. Таня присылает смску «Милый, я всё знаю, держись». Добрые врачи сказали. Перезваниваю. О чём-то говорим, большей частью молчим и шмыгаем.

Добрянка
Я выходу из морга, неся на руках маленький синий гробик с измученным, растерзанным телом своего маленького сына. Это ему мы пели песенки и читали сказки с Таней. Это он узнавал мои руки. Это его так ждали все-все, родные друзья, мы… Осталось - только синий гробик на заднем сиденье моей машины. Долго плутал по Перми, которую совсем не знаю. Кое-как доехал. Уговаривал Мишу потерпеть. Как не сошел тогда с ума, не улетел с дороги – не знаю… Доехал. Созвонился, заплатил, организовал, похоронил… Всё на автомате. Поверьте – это самое страшно, что может случиться в жизни. Собственными руками зарывать в сырую апрельскую землю своего долгожданного ребёнка. Теперь уже ничего не страшно, любое горе – не горе, ей богу, практически терминатором себя чувствую…
Дальше была задача – вытащить Таню из этого роддома. Дежурили у неё постоянно, боялись, что что-то сделает с собой. Ей кололи какие то сильные лекарства несколько дней. Спала почти всё время. Находиться там было конечно невыносимо. За стеной заплачет ребёнок – она в слёзы. Остальные роженицы от нас шарахаются, как от чумных. Врачи глаза прячут, молчат и стараются шмыгнуть куда-нибудь. Таня еле ходит, живот распорот, шов болит, молоко бежит. Но держится. Выписались.

Что же случилось?
Мы начали выяснять, в чём же дело. Почему совершенно здоровый ребёнок оказался на кладбище. Вот что мы выяснили, правдами и неправдами.
• На плановой операции по кесаревому сечению просто не было аппарата искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ). Вернее был, но был занят другим ребёнком, малышом на 1700. Когда у Миши началась асфиксия (удушье) – ИВЛ делали «грушей», руками.
• Испугавшись, что не справляются и ребёнок «уходит» - вызвали реанимобиль из Перми. В нём - такая же «груша». Несмотря на то, что ребёнка просто нельзя было везти в этом состоянии – повезли, с глаз долой, что бы не портить и так очень неблагополучную статистику роддому. В итоге - в Пермь привезли уже фактически труп, в глубокой коме, с умершим мозгом и многочисленными кровоизлияниями.
• Почему же началась асфиксия? Врачи отвечают туманной фразой «роковое стечение обстоятельств». Одни из них, однако, проговорился, и позже эта гипотеза подтвердилась. «Тяжелейшая травма». Ребёнку фактически свернули голову, когда извлекали при кесаревом. Непонятно зачем, как потом вспомнила жена, акушер очень сильно давил на живот, «выдавливая» ребёнка, что категорически нельзя делать при кесаревом.

Куда мы стучались.
Адвокатская контора. Семейная пара, муж с женой. Очень приятные, первые люди за всё это время, кто выразил нам соболезнования. Когда мы обратились к ним, они нам сообщила, что Добрянский роддом, оказывается один из первых по детской смертности в крае. Что таких случаев, и даже более вопиющих – по нескольку в год, уже было много и будет ещё много. Что ни одно из дел – не дошло до конца, никто ничего таки и не добился. Врачей она характеризовала, дословно - как «циничных тёток, которые ничего не боятся и делают, что хотят». Под нож, на кесарево, уходит большинство рожениц, вне зависимости от показаний. Так быстрее и выгоднее больнице. В конце сообщили, что за дело не возьмётся, в виду его полной бесперспективности. Ни за какие деньги.

Руководство больницы. Беседовали (зам главного врача по стационару, и.о. главного врача, сам главврач спешно свалил «на учёбу»). Так ничего внятного нам и не сказали. Всё те же сказки про «роковое стечение обстоятельств». И набор аргументов из разряда «сами виноваты», я их даже пересказывать не буду. В итоге - обещали провести служебное расследование. Разобраться, наказать, сделать выводы, нас проинформировать в течении двух недель. Прошло уже два месяца. Всё по-прежнему. Тишина.

Гистология. Делали в Перми, в морге, где вскрывали Мишу. Анализ тканей показал, что ни порока сердца, ни инфекции, на которые надеялись врачи – не было. Было – кровоизлияние в мозг, разрыв мозжечка (свернули голову), обширный отёк мозга, нераскрывшиеся, «не дышавшие» лёгкие (отсутствие ИВЛ). Всё как мы и думали. Результаты гистологии передали в роддом. На руки их нам не дали. В роддоме же они, скорее всего, и сгинут навечно.

Страховая компания. Написали заявление на проведение независимой экспертизы. Месяц её проводили. Как нам сообщили шепотком по телефону – экспертиза показа множественные нарушения, но какие именно? На руки нам её опять не дадут, переправили в роддом. Видимо будут договариваться, кто, кому, сколько денег теперь должен. Даже ознакомится с результатами мы не можем, пока роддом не разрешит. Я думаю – они между собой договорятся, и эту экспертизу мы тоже не увидим.

Прокуратура Добрянки. Следователь сразу сказал, что дело безнадёжное, всё замнут, но обязанности свои выполнил, за что ему большое спасибо. Запросил все документы, как придут из роддома (если придут) – возбудит дело. Наверное.

Журналисты. Не берутся. Фактов нет, бумажек никто не даст, а скандал будет большой. Я их понимаю, и не виню, им тоже в Добрянке ещё жить.

Опека.
Мы хотели усыновить ребёнка. И сейчас хотим. Это совершенно обдуманное, взвешенное и обоснованное решение двух взрослых людей. Поверьте, два месяца – достаточный срок, для того что бы отойти от аффекта и осознавать свои действия и ответственность. Просто у нас скопилось столько любви, столько не отданного счастья – что хотелось подарить всё это, пусть не Мише, другому малышу, дать ему семью и радость. Собрали миллион разных справок. Отдали в опеку.
И опять полтора месяца тишины. Ни да, ни нет. Таня моталась к этим тёткам почти каждый день, как на работу, стояла под дверями как побитая собака, просила, умоляла. Нет ответа. Когда истекли все сроки – оказали.
Показательно, что буквально на следующий день после Мишиных похорон – пропороли все колёса у машины, позвонили, предупредили. Мы не послушались, искали правду, ходили по кабинетам. Видимо зря.
Показательно, что та же опека, как нам известно, отдаёт детей в деревню пятым-шестым ребёнком. В семьи, где единственный источник пропитания - детские пособия и работающие на огороде дети. Им дают. Нам с Таней – нет. Хотя у ребёнка было бы всё.
Так мы потеряли ещё одного, не усыновленного ребёнка. Опять горе. «А что вы хотели?». Город маленький. Скандал большой. Мы с Таней уедем, а тёткам из опеки здесь ещё жить.

Эпилог
Мишу уже не вернуть. Мы не жаждем «крови», мы просто хотим, мы имеем право знать, что же всё таки случилось в Добрянском роддоме 8 апреля. И ещё мы хотим, что бы этот кошмар остался только нашим кошмаром. Бегать по кругу и стучаться в закрытые двери мы уже устали. Таня постарела лет на десять. У меня полголовы седые. Остальные - тоже не в лучшей форме.

Спасибо, что прочитали.

Для сомневающихся:
Добрянский роддом: (34265)26-578
Владимирова Ольга Ивановна (зав. родильным отделением) (34265) 255-24
Ярилова Светлана (детский врач)
Зямбахтина Мария Александровна (зам гл. врача по стационару)
Кугаевский Владимир Иванович (и.о. главного врача)

Прокуратура Добрянки: (34265) 29-023, 26-764

Опека Добрянки: (34265) 22-852
Черемных Вера Павловна
Решетова Любовь Борисовна
UPD1 Моя аська 484347772, мыло aleksko@ya.ru, если кому нужно

3 июля
UPD2 Друзья, простите, я допустил гигантскую ошибку. Вес ребёнка 4 670. Я не заметил, не отразил, ни вчера, ни сегодня, даже когда коментил. Ещё раз простите.

4 июля
UPD3 Итоги первыйх суток и развитеие ситуации опубликованы здесь:
http://dead-mazay.livejournal.com/29674.html

UPD4 
8 июня 09. 11.50
Опубликовал данные экспертизы и заключение страховой. dead-mazay.livejournal.com/29917.html


UPD5
10 июня 09 18.12
Официально приношу свои извинения бригаде реанимобиля, транспортировавшего Мишу в Пермь. ИВЛ в автомобиле был. dead-mazay.livejournal.com/30037.html

UPD

По заявлению губернатора Чиркунова. Кто же прав?